Самая сложная заповедь – любовь к врагам. Как это возможно?

28.12.2016 Распечатать запись

Сейчас, когда в мире уже окончательно исчезла лицемерная демонстрация общечеловеческих ценностей и международным правом стало право демонстрации силы, когда единокровные и единоверные братья убивают друг друга на Юго-Востоке Украины, когда насилие, боль и кровь стали привычными явлениями мирового масштаба, тихим шёпотом Бог напоминает нам о своей Любви. Не той любви которая любит свое и своих, а той, которая даёт нам право называться христианами. О любви к врагам…

Многие учения проповедуют любовь к ближнему, но только Православие учит нас о любви к врагам. Если бы пастыри и пасомые всегда помнили о этой заповеди, то история человечества после Рождества Христова сложилась бы иначе. Но еще есть немного времени до нашего индивидуального конца света, что бы что то изменить в нашей личной жизни.

Новый Завет заповедью о любви расходиться с Ветхим, где превентивной мерой против распространения зла, служил закон воздаяния. Поэтому и Спаситель о заповеди любви говорит как о новой. (Ин 13:34-35).
Кто они, наши враги? кого мы можем занести в свою картотеку, под этой рубрикой?

В первую очередь это другие люди, с которыми мы контактируем сейчас, или делали это в прошлом. Живые или уже почившие, кого обидели мы, или кто нас обидел. Призирающие, злословящие, ненавидящие, унижающие нас, а возможно и желующие нам смерти и всяческого зла.

Во вторых это не наши личные враги, а враги идейные, или религиозные. Те кто ненавидит нашу веру, нашего Бога, еретики, безбожники, атеисты и язычники, простые мизантропы, которые ненавидят тебя только по факту твоего присутствия в мире, кто исповедует совершенно иные жизненные ценности и ненавидит нас по умолчанию за то, что мы с ними не солидарны.

Если в отношении личных врагов никогда не было сомнения о том, что их нужно учится любить, то в отношении врагов веры мнения были разные. Были те кто считал что ревность по Боге, не дают нам права любить тех, кто является Его врагом. На этом основании проводились гонения против иноверцев и инославных, на нем же основывались религиозные войны Европы, эта точка зрения служила оправданием рабства, завоеваний и репрессий против коренных жителей Африки, Индии Северной и Юной Америки. Так ли считали святые Отцы?

Когда преподобный Паисий Великий молился Христу о своем ученике, который стал богоборцем, он услышал голос Спасителя: «Паисие, что же ты молишься за того, кто отрекся от меня?» Но Паисий сказал: «Господи, ты Милостивый, прости его». Тогда Господь говорит: «О Паисие, ты уподобился мне любовью».

Спаситель не только молился за своих распинателей, но и запретил апостолам Иоанну и Иакову наказывать небесным огнем самарян сказав им: «Я не пришел губить, а спасать» (Лк 9:54-56).

Преподобный Евагрий Понтийский на вопрос епископа Иоанна Второго Иерусалимского как вести себя по отношению к еретикам отвечал «будь кротким по отношению к заблуждающимся, и твердым по отношению к заблуждению». Преп. Силуан Афонский брату, желающему адских мук еретикам и гонителям Церкви, отвечал что тот не понимает какого он духа. Сам же преподобный молился о них так: «Господи, все мы – создание Твое, пожалей рабов твоих и обрати их на покаяние».
Что значит любить врагов? Ступени:

Вне сомнения по мысли святых отцов истинная, искренняя любовь к врагам это дар Божий. Сам по себе человек, только усилием своей воли, желанием, или внушаем приобрести ее не может. Это не естественное для падшей человеческой природы чувство. Но мы в состоянии делать те поступательные движения, которые могу на нас свести этот Дар.

Поскольку на самом высоком уровне любовь к врагам это дар Божий, то получить его можно только благодаря усиленной молитве. Любовь к врагам не отделима от любви к Богу и от смирения.

По мысли некоторых святых отцов, молящийся за врагов получает также дар молитвы. Для души такая любовь источник мира и богопознания. Если мы можем говорить о возможности установления неких критериев духовного совершенства, то по мысли преподобного Максима Исповедника. любовь к врагам может быть одним из них. Преподобный Силуан Афонский считает что по любви к врагам мы можем судит о нашей любви к Богу.

Конечно, исходя из наших слабостей и немощей, достижение этого высокого идеала совершенной любви к врагам может показаться для современного человека очень сложным. Но если мы возьмем его в качестве необходимого критерия для нашего спасения, то понимание его удаленности от нас, будет вселять в нашу душу смирение, и не даст возможности строить иллюзий по поводу своего, якобы высокого, духовного преуспевания. Если мы будем осознавать свою немощь, то можем надеяться на то что Бог, видя наше смирение, и благое желание, будет давать свою благодать, которая в немощи человеческой совершается.

Прот Игорь Рябко,
проф. Зав каф. Богословия ЗКПУ

В рубриках: Вечные ценности

 

Оставьте комментарий