Когда опасно шлепать детей или как лишить родителей права на воспитание

30.07.2013 Распечатать запись

105081_original

История, случившаяся недавно в Мадриде, попала на страницы печати. Некий отец семейства получил год тюрьмы за то, что дал подзатыльник своей 15-летней дочери. Та потребовала у отца 500 евро на покупку нового мобильного телефона. Получив отказ, она устроила истерику, запустила вазой в зеркало, разбив то и другое, а после легкой отцовской оплеухи обиделась и отправилась в полицию. Мужчина был немедленно арестован, а затем приговорен к году тюрьмы – за “жестокое обращение с несовершеннолетней”. Впрочем, он мог бы и не заниматься рукоприкладством, а назвать свою дочь каким-нибудь нелестным для нее словом – и получить аналогичный срок.

Теоретически поводом для ареста может послужить даже сделанное ребенку замечание, скажем, за плохие оценки в школе или неприбранную комнату. Ведь испанское законодательство относит словесные оскорбления и замечания в адрес несовершеннолетних к категории “жестокого обращения” и предусматривает за них тюремный срок. Говорит мадридский судья по делам несовершеннолетних Хайме Тапья: “Наш закон о защите детей и подростков является одним из самых прогрессивных в мире. Он предусматривает радикальные меры в отношении тех, кто нарушает права ребенка, применяя насилие как форму воспитания. Речь идет о законе, способном полностью защитить несовершеннолетних”.

Такое положение в Испании существовало не всегда. До недавнего времени наказывали лишь тех, кто систематически и действительно жестоко обращался с детьми. Правда, для осуждения родителей или воспитателей-садистов одной лишь жалобы несовершеннолетних было недостаточно – требовались реальные доказательства, медицинские справки о побоях, свидетельства очевидцев и так далее. Вместе с тем испанское законодательство предусматривало (в статьях 154 и 268 Гражданского кодекса) право родителей на “физическое воздействие”, правда, “ограниченное и лишь в необходимом объеме – в качестве исправительной меры”.

Подобное положение лишь отражало реальность. В Испании, по статистике, 59% родителей применяют ремень и оплеухи регулярно, еще 20% – время от времени. Проведенный на эту тему опрос общественного мнения показал: больше половины испанцев считают, что в деле воспитания без наказаний обойтись никак нельзя. С подобным мнением не согласны, в частности, испанские социалисты, которые находились у власти до недавнего времени. При них в 2007 году был принят новый Закон об охране детей и инициировано появление в Уголовном кодексе 153-й статьи, которая предусматривает тюремное наказание за “физическое или психологическое воздействие” на несовершеннолетнего. Однако границы “воздействия” четко не определены, что и приводит к трагикомическим случаям вроде описанного выше.

Новые положения законодательства были восприняты с юмором многими юристами. Говорит судья по делам несовершеннолетних из Гранады Эмилио Калатайуд: “Мы довели дело воспитания до абсурда – любой отцовский подзатыльник расценивается как акт насилия по отношению к несовершеннолетнему. Наши законодатели обязали нас воспитывать детей, не оказывая на них ни малейшего давления. На практике это нереально. Получается, что если я дал сыну подзатыльник, то значит, нарушил положение о “физической неприкосновенности” ребенка, а если ответил на какое-то его желание словом “нет”, то нанес ему “непоправимую психологическую травму”. Скажите, пожалуйста, как можно воспитать ребенка, никогда не говоря ему “нет”? Ну а если я хочу наказать своего отпрыска, лишив его за плохое поведение возможности прогуляться? Ответом мне может быть тюрьма. Ведь я нарушаю ”право на свободу передвижения” и тем самым также наношу ему психологическую травму. И он имеет право написать на меня заявление в прокуратуру. Таким образом, несовершеннолетние рассматриваются нашим законодательством как нечто неприкосновенное: им может нанести “травму” любое родительское слово. Ну, а родители поставлены в абсолютно бесправное положение”.

После принятия нового законодательства в школьные программы был тут же включен специальный курс, объясняющий детям и подросткам их права. Закон гласит, что все несовершеннолетние в Испании обладают следующими правами: правом на защиту достоинства и чести, на возможность хранить личные тайны, создавать собственный образ, то есть стричься, одеваться, носить украшения и делать татуировки по своему усмотрению. Они имеют право на невмешательство посторонних, включая родителей, в свое “жизненное пространство”, к примеру, свою комнату, на тайну переписки и любое иное общение, на поиск, в том числе по интернету, и использование информации, на выбор любой идеологии, на свободу совести и выбор веры. Несовершеннолетние девушки имеют право на аборт без предварительного уведомления родителей. Испанские дети и подростки вправе участвовать в общественной и культурной жизни, у них есть право вступать в общественные организации, допускающие такое членство, право участвовать в митингах и манифестациях и свободно выражать свои мысли. Любой несовершеннолетний должен быть выслушан как в семье, так и в государственных учреждениях. Чтобы гарантировать свои права, несовершеннолетний имеет право требовать помощи, включая постоянную опеку со стороны компетентных государственных учреждений, обращаться в органы прокурорского надзора, если считает, что его права урезаются. А в случае необходимости он может пожаловаться и омбудсмену.

Школьный курс о правах несовершеннолетних однозначно дает понять, что в доносительстве на родителей нет ничего зазорного. Результаты налицо: жертвами нового законодательства становятся родители, либо принципиально не пожелавшие смириться с его положениями, либо просто не знающие о его существовании. Характерно, однако, что за годы его действия новый закон об охране детей так и не привел к исчезновению оплеух в семьях. Не исчезли и случаи, к счастью, немногочисленные, действительно жестокого обращения с детьми и подростками. Дело в том, что дети, систематически подвергающиеся подобному обращению, как правило, бывают запуганными и не решаются пожаловаться кому-либо на свое положение.

Внедрение закона о правах детей сопровождалось советами, которые давали родителям правительственные эксперты в области педагогики и психологии: в случае возникновения любого конфликта с детьми, ввиду запрета на физическое и психологическое давление, прибегать лишь к диалогу. Судья Эмилио Калатайуд критикует подобные рекомендации: “Некоторые психологи и социологи – разумеется, не все – стали проповедовать новый подход к воспитанию: следует вести постоянный диалог, аргументировать, приводить доказательства своей правоты. Надо быть другом своих детей. В результате подобных советов, внедренных на практике, мы перестали быть родителями, но не стали и друзьями своих детей, а превратились в их рабов”.

Судья Эмилио Калатайуд – об испанском законе об охране детей

Сторонники нового закона советуют в случае неудачного “переговорного процесса” с детьми тоже прибегать к сугубо легальному пути, то есть обращаться в полицию. Таким образом, фактически на государство, а не родителей, переносится большая часть ответственности за воспитание детей. Кстати, пока родители, уличенные в не соответствующем закону обращении с детьми, находятся под следствием, судом или отбывают наказание, сами отпрыски, с целью “оградить их от зла”, направляются в специализированные государственные учреждения.

Новые правила поведения распространились не только на семью, но и на школу. По существующему законодательству, замечание со стороны учителя может, как и родительские нравоучения, психологически травмировать подростка. Поэтому из школы теперь не всегда выгоняют даже злостных нарушителей дисциплины или прогульщиков. Если преподаватель время от времени пытается навести дисциплину в классе, он подвергает себя риску увольнения – в случае жалобы со стороны учеников. Как отмечает психолог, преподаватель университета города Аликанте Мария Соледад Торрегроса, “раньше у школьного учителя имелась возможность устанавливать дисциплину и порядок в классе. Теперь все это в прошлом. Отныне в классе задают тон ученики, причем, как правило, самые недисциплинированные. Они грозят и оскорбляют учителей, нередко избивают их. Испанский учитель бесправен. Он не может как-то воздействовать на детей и подростков ни в школе, ни тем более за ее пределами”.

По статистике, опубликованной в июне этого года, избиениям со стороны учеников подвергаются примерно 20% испанских учителей государственных школ, 60% слышат в свой адрес угрозы и оскорбления. Нападения на учителей и драки между самими учениками возникают и на уроках, и на переменах. Хулиганов порой может остановить лишь полиция. Говорит директор одной из школ Аликанте Томас Перес: “Ввиду необходимости упредить неадекватное поведение учащихся у нас есть договоренность с полицией о том, что во время занятий и особенно перемен у учебного заведения постоянно находятся две патрульные машины. Само их присутствие останавливает нежелательные действия учащихся. Ну а если что-либо случается, то полиция тут же реагирует”.

В результате выпускники испанских школ показывают самый низкий уровень знаний по сравнению со своими сверстниками из стран Евросоюза: многие читают по складам, считают лишь с помощью калькулятора, не могут назвать даже пару европейских стран. Подобный уровень общих знаний зачастую не позволяет им получить квалифицированную рабочую специальность и найти работу. К тому же в стране распространился феномен сознательного “ничегонеделания” – пресса называет таких молодых людей “поколением ни-ни”. К ним, по данным испанской газеты El Mundo, относится 23,8% процента испанских юношей и девушек в возрасте от 18 до 24 лет: они не работают, не учатся и не участвуют в каких-либо программах профессионального обучения или переквалификации. Это тоже своеобразный рекорд Евросоюза: к примеру, в Германии таких молодых людей менее 10%.

Cитуация вокруг молодежи стала тормозом для развития страны: при молодежной безработице в 57% ощущается острая нехватка квалифицированных молодых рабочих. Нынешнее правительство либеральной Народной партии разработало проект школьной реформы, которая предусматривает введение дополнительных экзаменов и общее усиление требовательности к ученикам. Оппозиция блокирует реформу, организуя уличные протесты, и грозит в случае принятия отменить все ее положения, как только вернется к власти. Причина – реформа якобы ограничивает права и свободы молодежи.

Несмотря на ожесточенность испанских политических споров о молодежной политике, вопрос о том, где проходит разумная граница между правами родителей и детей, так и остается пока неразрешенным.

 Виктор Черецкий

 

Оставьте комментарий