Экстракорпоральное оплодотворение и нравственные принципы

16.03.2011 Распечатать запись

Предлагаем вашему вниманию цикл статей иеромонаха Димитрия (Першина), посвященных проблеме экстракорпорального оплодотворения: соответствие биоэтическим принципам, последствия для матери и ребенка, решение биоэтических проблем, связанных с ЭКО, на примере пациентов-христиан.


  1. Введение.
    • История вопроса.
    • Методы вспомогательных репродуктивных технологий.
    • Правовая регуляция в России.
  2. Проблема несоблюдения принципа «не навреди» в технологии ЭКО
    1. Негативные последствия для женщины.
      • На этапе гиперстимуляции яичников.
      • На этапе пункции яичников.
      • На этапе переноса эмбриона в полость матки, диагностики и ведения беременности и родоразрешения (многоплодная беременность и редукция эмбрионов)
    2. Негативные последствия для мужчины.
      • забор семени
    3. Негативные последствия для ребенка.
      • аномалии и патологии
      • уничтожение на эмбриональной стадии развития
      • самоидентичность
      • проблема «детей загробного мира»
    4. Негативные последствия для человеческой популяции
      • генетический груз
      • риск близкородственных связей
  3. Принцип «информированного согласия» в технологии ЭКО.
  4. Социальные аспекты морально-этических проблем ЭКО.
    1. Принцип чести и достоинства человека в технологии ЭКО.
    2. Коммерциализация донорства.
    3. Суррогатное материнство
    4. Защита человеческого эмбриона. (девальвация ценности человеческой жизни)
      • проблема уничтожения «излишних» эмбрионов
      • проблема криоконсервации человеческой жизни на эмбриональной стадии развития
      • человек на эмбриональной стадии развития как объект эксперимента.
    5. Разрушение традиционной семьи.
      • возможность получить ребенка вне семейных отношений
      • косвенная поддержка однополого сожительства
    6. Евгеника
  5. Решение этических проблем ЭКО на примере пациентов-христиан. Минимизация негативных последствий ЭКО на примере этически корректного законодательства (на примере Итальянского законодательстве).
  6. Заключение.

ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ:

от медицины к биоэтике

1. Введение

Бесплодный брак и бездетность — это боль многих семей, равно как и людей, своих семей не создавших. Отсюда популярность и востребованность вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), широкий спектр которых предлагает современная медицина. Чтобы оценить масштабы прогресса в этой области, достаточно отметить, что в США с 1996 по 2004 годы количество детей, родившихся с помощью ВРТ выросло вдвое, причем, в 2004 году их было уже около 1 % от общего количества детей, появившихся на свет1. Очевидно, что подобная перспектива ожидает и Россию. Поскольку ВРТ напрямую затрагивают человеческую жизнь, возникает вопрос о правовых и нравственных границах их применения. Каковы эти границы? Это такие фундаментальные нормы биомедицинской этики как принцип «не навреди», принцип информированного согласия, принцип чести и достоинства человека, морально-этическая ответственность медицинского сообщества за социальные и религиозные аспекты ВРТ. Задача данной статьи — проанализировать с данных позиций один из наиболее широко применяемых методов ВРТ — экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

История вопроса

Первый человек, зачатый вне тела человека, появился на свет в 1978 году. Предшествовала этому череда открытий, первым из которых стало предположение Левенгука, высказанное еще в 1677 году, о том, что зачатие происходит в результате проникновения сперматозоида в организм женщины. И лишь в 1827 году впервые было дано описание яйцеклетки, а в 1891 году была осуществлена первая успешная трансплантация эмбриона, перенос от одной самки кролика другой. В 1893 году русский ученый Груздев В.С сделал принципиально важное сообщение о том, что полноценность оплодотворения напрямую зависит от степени зрелости яйцеклетки. И это было задолго до появления предположения о том, что перенос эмбрионов в полость матки может быть применен для лечения бесплодия человека.

В последующие годы были открыты функции гипофиза, исследованы выделяемые им гормоны.

В 1930 г. Пинкус впервые применил технологию суррогатного материнства — перенос оплодотворенной яйцеклетки в матку и последующее развитие беременности, а в 1934 году О.В. Красовская смогла провести оплодотворение яйцеклетки в лабораторных условиях.

В 1960 г. в клиническую практику широко вошел метод лапароскопии и уже в 1968 году был предложен метод взятия яйцеклетки.

1975 год стал революционным в истории ЭКО. Основоположниками ЭКО считаются британские ученые — эмбриолог Роберт Эдвардс и гинеколог Патрик Стептой. В 60-х годах Эдвардс работал с тканями человеческих яичников, удаленных во время операции и в 1967 году смог добиться первого в истории оплодотворения человеческой яйцеклетки в лабораторных условиях. В эти же годы Стептой активно участвовал в развитии такой принципиально новой отрасли хирургии, как лапароскопия. Первые годы совместной работы были потрачены на отработку методики получения яйцеклеток лапароскопическим доступом и на определении момента менструального цикла, наиболее подходящего для получения яйцеклеток, а также на разработку питательных сред, необходимых для культивирования эмбрионов. В 1976 году после нескольких сотен неудачных попыток они добились первой в истории искусственной беременности у женщины, к сожалению, эта беременность оказалась внематочной. Однако спустя 3 года на свет появился первый ребенок из пробирки — Луиза Браун.

В России первый ребенок, оплодотворение которого произошло по технологии ЭКО, появился в 1986 году. В 1989 г. стала возможной преимплантационная диагностика генетических нарушений, при которой исследованию подвергается изъятая часть яйцеклетки.

В начале 90-х г. была разработана методика ИКСИ, позволившая добиваться беременности даже при крайне тяжелых формах патологии спермы. Помимо этого, совершенствовались методы культивирования бластоцисты. Для женщин старшего репродуктивного возраста была разработана манипуляция, повышающая вероятность имплантации, которая называется вспомогательный хетчинг.

В настоящее время к методам ВРТ относятся:

— ИИ (искусственная инсеминация).

— ЭКО.

— ИКСИ (инъекция сперматозоида в цитоплазму ооцита).

— Хетчинг (рассечение оболочки эмбриона).

— Донорство спермы и ооцитов.

— Суррогатное материнство.

Процедура ЭКО состоит из следующих этапов:

— отбор и обследование пациентов;

-индукция суперовуляции, включая мониторинг фолликулогенеза и развития эндометрия;

— пункция фолликулов яичников;

— инсеминация ооцитов и культивирование эмбрионов in vitro;

— перенос эмбрионов в полость матки;

— поддержка лютеиновой фазы ститмулированного менструального цикла;

— диагностика беременности ранних сроков.

Проведение ЭКО также возможно в естественном менструальном цикле, без индукции суперовуляции.

Показаниями для проведения ЭКО является бесплодие, не поддающееся терапии или вероятность преодоления которого с помощью ЭКО выше, чем другими методами2. Эффективность метода составляет 25%3.

Правовая регуляция в России.

В России право на ЭКО законодательно закреплено в 35 статье Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, согласно которой «каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона», а также на информацию об этой процедуре, «о медицинских и правовых аспектах ее последствий, […] предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство». Применение методов ВРТ в терапии женского и мужского бесплодия регламентируется приказом Минздрава РФ от 26.02.2003 №67.

К сожалению, низкий уровень грамотности большинства населения открывает возможность для различных манипуляций со стороны рекламодателей, извлекающих коммерческую прибыль из человеческой потребности и надежды какими-либо способами получить своего собственного ребенка.

Каковы же эти способы? Приемлемы ли они? Какими медицинскими и не только последствиями они могут обернуться для женщины, мужчины, ребенка, семьи, общества и врача? Какие нравственные страдания может причинить ЭКО? Есть ли возможность минимизировать все эти риски и осложнения? Наконец, какова здесь позиция Церкви, тем более значимая для отечественной медицины, что около 80% населения России крещены в православии?

Прежде всего, следует отметить, что ЭКО производится в несколько этапов, которые, во-первых, чреваты негативными медицинскими последствиями, а во-вторых, в ряде случаев позволяют вовлечь в процесс «получения» ребенка достаточно большое количество людей, претендующих на прямое или косвенное «родительство». Кроме того, существуют отдаленные последствия ЭКО, которые ставят под угрозу как общество в целом, так и жизнь и здоровье отдельных его членов.

СНОСКИ:

1 См. подр.: Reefhuis J., Honein M.A., Schieve L.A., Correa A., Hobbs C.A., Rasmussen S.A. and the National Birth Defects Prevention Study. Assisted reproductive technology and major structural birth defects in the United States // Human Reproduction Advance Access first published online on November 14, 2008.

http://humrep.oxfordjournals.org/cgi/content/full/den387v3

2 См. подр.: Тузенко. Сборник материалов Церковно-общественного совета по биомедицинской этике.

3 Mykitiuk R., Nisker Jeff. Assisted reproduction / The Cambridge Textbook of Bioethic. Cambridge University press. 2008, p. 113.
ПРОДОЛЖЕНИЕ:

4. Социальные аспекты морально-этических проблем ЭКО.

4.1. Принцип чести и достоинства человека в технологии ЭКО.

По чеканной формулировке Иммануила Канта, человек никогда не может быть средством, но лишь целью человеческого поступка. «Хельсинская декларация» так передает эту этическую максиму:

интересы пациента всегда превыше интересов науки и общества (1.5).

Человек не может рассматриваться как средство ни для каких благих целей. Отказавшись от этого принципа, человечество обрекает себя на гибель, что доказал опыт всех тоталитарных режимов минувших столетий. К сожалению, феномен «медицинского фашизма», имевший место в гитлеровской Германии, может повториться. Одна из важнейших задач биомедицинской этики — определить те границы, за которыми начинаются нравственно неприемлемые манипуляции с человеком, на какой бы стадии своего развития он не находился. Если обратиться к технологии ЭКО, то мы фиксируем ряд ситуаций, в которых честь и достоинство человека оказываются под угрозой. Каковы эти ситуации?

4. 2. Коммерциализация донорства

— В случае лечения бесплодия реципиентки с нефункционирующими яичниками может производиться ЭКО ооцитов женщины, согласившейся стать донором яйцеклеток. И это порождает еще одну проблему — коммерциализацию донорства. По данным английских исследователей, в большинстве стран продажа яйцеклеток на заказ позволяет донорам заработать от 1500$ до 5000$1. Однако, это донорство ооцитов почти всегда означает экономическую дискриминацию тех женщин, которые вынуждены «отдавать свои яйцеклетки, чтобы помочь своей семье или заплатить за учебу, либо обменять половину своих яйцеклеток на возможность воспользоваться процедурой ЭКО»2. Репродуктивное здоровье становится товаром, который женщина-донор вынуждена продавать, подвергая себя серьезному риску, о котором мы писали выше.

— В том случае, если донором является мужчина, проблема коммерциализации донорства встает перед нами с не меньшей остротой. По данным английских исследователей, его цена составляет около 100$. В данном случае самая интимная и сокровенная сторона человеческой жизни — чудо брачного общения и зачатия в нем детей — превращается в товар на вынос, что, несомненно, унижает человеческие честь и достоинство.

4.3. Суррогатное материнство

При отсутствии или выраженной неполноценности матки бесплодной женщины для вынашивания беременности привлекается другая женщина — так называемая «суррогатная мать». Уже само это именование является формой дискриминации женщины, вынашивающей беременность. Иногда суррогатную мать сравнивают с кормилицей, помогающей нуждающейся семье из альтруистических соображений, однако не стоит забывать о том, что все же слишком велико «различие в интенсивности отношений между суррогатной матерью и плодом и няней и ребенком»3. Наконец, появляется опасность превратить суррогатное материнство в профессию. В процессе вынашивания беременности мать и ребенок находятся в состоянии непрестанного взаимообщения, между ними возникает глубинная психосоматическая связь, разрыв которой, обусловленный контрактными обязательствами, может привести к тяжелым душевным недугам.

4.4. Защита человеческого эмбриона (девальвация ценности человеческой жизни).

Ценность человеческой жизни — величина постоянная; она не зависит ни от времени, ни от «полноценности», ни от социального происхождения, ни от расовой, национальной или религиозной принадлежности человека. Такова позиция, отображенная в клятве Гиппократа. Такова суть клятвы российского врача (ст. 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Никто не может отрицать тот факт, что жизнь человека начинается с момента зачатия. Насколько эта жизнь защищена с точки зрения действующих правовых норм — это вопрос к действующему законодательству, но с морально-этической точки зрения, статус человеческого эмбриона несомненно отличен от статуса любого органа, ткани или иной части человеческого тела. Эмбрион не является частью тела женщины, будучи сам целостным человеческим организмом на ранней стадии его развития.

Всё это заставляет нас поднимать вопросы о судьбе человеческих эмбрионов, полученных в результате ЭКО. Выше мы уже писали о двух из них:

— о проблеме уничтожения «излишних» эмбрионов;

— о проблеме криоконсервации человеческой жизни на эмбриональной стадии развития.

С какими нравственными проблемами сталкиваются как врачи, так и «заказчики» ЭКО, можно, например, судить по тем вопросам, которые персонал английской клиники Bourn Hall адресует парам, чьи эмбрионы хранятся в этой клинике:

— Следует ли продолжить хранение?

— Будет ли возобновление подсадки замороженных эмбрионов?

— Не желает ли пара пожертвовать эмбрионы в пользу исследовательских проектов, одобренных Независимым комитетом по вопросам этики, оплодотворения человека и эмбриологии (HFEA)?

— Не желает ли пара пожертвовать эмбрионы на «усыновление» другой бесплодной паре?

— Следует ли разморозить и утилизировать эмбрионы?4

Если вычесть положительный ответ на второй вопрос в этом списке, все остальные ответы, будь они положительными или отрицательными, будут небезупречны с нравственной точки зрения.

Тем самым здесь мы фиксируем еще одну проблему, порожденную ЭКО: человек на эмбриональной стадии развития зачастую становится объектом эксперимента.

В частности, в случае суррогатного материнства ребенок становится объектом биологических манипуляций: генетическую составляющую своей телесности он получает от одних лиц, а кровь, питание и жизненное внутриматочное обеспечение — от третьего лица, суррогатной матери. С ним обращаются как с «экземпляром некоего животного, а не как с личностью, которая вправе знать собственных родителей и идентифицировать себя с ними»5. Ребенку передаются душевные переживания суррогатной матери, которую используют для вынашивания беременности. И он переживает сильнейший стресс после того, как суррогатная мать передает его «заказчикам». Разрыв теснейшей психосоматической связи, возникшей между ними за время внутриутробного развития, не проходит бесследно для ребенка.

Кроме того, «одним из источников стволовых клеток являются эмбрионы, создаваемые в лабораторных условиях путем оплодотворения яйцеклетки in vitro. После зарождения плода у бесплодных супружеских пар «остаток» избыточных эмбрионов может быть сохранен в жидком азоте, и в некоторых странах они могут использоваться в исследовательских целях с информированного согласия таких пар. В лабораториях сейчас насчитываются тысячи таких замороженных эмбрионов (по данным исследования, завершенного в мае 2003 года, только в США около 400 000)»6. Можно ли считать такое отношение к человеческой жизни на эмбриональной стадии развития нравственным? Боюсь, что ответ здесь однозначен: нет.

Православная Церковь всегда учила, что человеческая жизнь начинается с момента зачатия, когда сперматозоид соединяется с яйцеклеткой, чтобы произвести генетически уникальное живое существо. Осуждая плодоизгнание, св. Василий Великий (IV в.) писал: «Преднамеренно истребившая плод да подвергнется равному наказанию с убийцей … и мы не различаем, сформирован или не сформирован был плод» (Правила 2-е и 8-е). Святые Отцы единомысленны в том, что человеческая душа образуется при зачатии*. Эта мысль находит ясное литургическое выражение в праздниках Зачатия св. Иоанна Предтечи (24 сентября), Зачатия Пресвятой Богородицы (8 декабря)* и Самого Господа (Благовещение Пресвятой Богородицы, 25 марта).

Но самым бесчеловечным является создание новых человеческих эмбрионов с изначальной целью их последующего уничтожения в ходе экспериментов: «производство эмбрионов с целью использовать их в исследовательских проектах не имеет ничего общего с любыми другими медицинскими исследованиями, поскольку при этом с организмами, потенциально способными стать полноценными человеческими личностями, обращаются как всего лишь с объектами, а не как с тем, что имеет цель в себе»7. При том, что авторы этих слов сами относят себя к лагерю исследователей, разделяющих либерально-прагматический подход к проблемам биоэтики, с этим их выводом трудно не согласиться.

4.5. Разрушение традиционной семьи.

ЭКО открывает возможность получить ребенка вне семейных отношений. Тем самым, под угрозой оказывается семья в том традиционном значении этого слова, которое веками складывалось в рамках европейской цивилизации. Увы, но технология ЭКО оказывает косвенную поддержку различным формам однополого сожительства. Богатые гомосексуалисты могут позволить себе заказать сколь угодно большое количество детей с заданными параметрами. Не говоря уже о том, что при этом грубо попираются права этих детей на нормальные семейные отношения, само общество, его ценности и сценарии поведения оказываются в зоне риска. Мы видим, что определенные медицинские процедуры могут быть напрямую связаны с серьезными социальными сдвигами в обществе и культуре.

4.6. Евгеника.

Открывшаяся возможность предымпланатационной диагностики приводит некоторых исследователей к идее возобновить евгенические опыты по улучшению генофонда человечества, осужденные на Нюрнбергском процессе. Уже сейчас рутинной процедурой стал отбор эмбрионов с определенными параметрами, делающими их пригодными для имплантации. Насколько эта практика совместима с идей ценности каждой человеческой жизни, независимо от обстоятельств её зарождения и прочих параметров? Очевидно, что ответ на этот вопрос также может быть только отрицательным.

Позиция Русской Православной Церкви

Позиция Русской Православной Церкви должна учитываться практикующими врачами, поскольку для многих пациентов она является определяющей в вопросах нравственной приемлемости тех или иных процедур. Эта позиция отображена в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года. Она такова:

XII.4. Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейсяся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

6. Заключение

Если подвести итоги, то биоэтические аспекты ЭКО во многом совпадают с теми границами, которые проведены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. С учетом ряда оговорок ЭКО не порождает нравственных возражений, однако три момента представляются абсолютно неприемлемыми:

1) Создание и уничтожение «лишних» эмбрионов.

2) Суррогатное материнство.

3) Донорство половых клеток (третья сторона в браке).

Но ЭКО можно производить и без этих манипуляций. Тем самым не вызывает непреодолимых нравственных возражений такой подход в ЭКО, при котором:

1) используются половые клетки только родителей (никакой третьей донорской стороны, никакого выбора внешности и других параметров ребенка)

2) все созданные эмбрионы не замораживаются и не уничтожаются, а имплантируются. Соответственно, создается и переносится не более 3 эмбрионов.

3) все они имплантируются матери (а не суррогатной матери).

Запрет на криоконсервацию эмбрионов не распространяется на заморозку половых клеток; она вполне допустима.

Но что делать в том случае, если родители, совершая ЭКО, когда-то создали и криоконсервировали «избыточные» эмбрионы, а в настоящее время по каким-либо причинам неспособны их имплантировать, выносить и родить, но теперь они уже прозрели и ощущают совестную боль за родные жизни, погруженные в жидкий азот? По мысли протопресвитера Иоанна Брека, ответ на этот непростой вопрос может быть таким: эти эмбрионы можно было бы подарить бесплодным парам для «усыновления» или «удочерения».

Вот что пишет протопресвитер Иоанн: «Несмотря на формальное нарушение принципа, что в деторождении нет места третьей стороне, подобный дар вполне возможно квалифицировать как передачу эмбриона «вынашивающей» матери для усыновления. Эмбрион в таком случае получает статус усыновленного ребенка, причем вынашивающая его мать и ее супруг смогут пережить все радости беременности и родов. И хотя по православному «разумению» лучше всего с самого начала обойтись без «запасного» материала (дабы прибегающие к этой процедуре супруги твердо знали, что ни один эмбрион не подвергнется уничтожению или недопустимым манипуляциям), такая передача этически вполне оправдана, то есть согласна с волей Божией.

Отсюда, по всей видимости, можно заключить следующее: там, где вспомогательные репродуктивные технологии могут помочь бездетной чете, разумно и уместно рассмотреть предлагаемые ими возможности. Как ни прискорбна гибель множества оплодотворенных яйцеклеток на ранних этапах развития оплодотворения «в пробирке» и сходных процедур, нынешний уровень этих технологий вполне допускает предотвращение появления или усыновление «лишних» эмбрионов. И думается, что при соблюдении необходимых предосторожностей и применении надежных этических критериев обращение к некоторым таким процедурам вполне оправдано и не греховно»8.

Пожалуй, самым серьезным возражением против ЭКО является рост статистики заболеваний и патологий у ребенка. Фундаментальная норма современной биоэтики: недопустимо производить эксперимент над человеком без его согласия. Но в случае ЭКО данное согласие невозможно испросить, поскольку сама жизнь возникает в его результате. Можно ли считать желание получить своего ребенка достаточным основанием для того, чтобы подвергать риску его здоровье и жизнь?

Еще одно возражение, менее значимое, на наш взгляд — это способ получения мужских половых клеток.

Однако оба этих возражения не есть однозначный запрет на ЭКО, о чем говорят и Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Преодоление проблемы бесплодия всегда будет оставаться в фокусе внимания врачей; важно, чтобы предлагаемые методы не выходили за рамки базовых биоэтических принципов. В этом отношении весьма примечательно совпадение христианского подхода к проблеме ЭКО, базовых биоэтических принципов и того правового регулирования данной проблемы, которое было реализовано в Италии, где ЭКО проводится только для родителей, на основе половых клеток, полученных от них, и без какой-либо дискриминации эмбрионов, каковые все имплантируются матери.

Схема

ЭКО в свете фундаментальных биоэтических принципов

Нарушает принципы биоэтики:

Следует принципам биоэтики:

Библиография

Бесплодный брак. Современные подходы к диагностике и лечению. Под ред. В.И. Кулакова. — ГЭОТАР-Медиа, 2006.

Евгеника в дискурсе глобальных проблем современности. М. РАН, ин-т философии, 2005.

Клонирование человека. Юнеско, 2004.

Лечение женского и мужского бесплодия. Вспомогательные репродуктивные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова, Л.Н. Кузьмичева. М. 2005.

Новорожденные высокого риска. Новые диагностические и лечебные технологии. Под ред. В.И. Кулакова, Ю.И. Барашнева. М., 2006.

Основы перинаталогии. Учебник. Под ред. Н.П. Шабалова и Ю.В. Цвелева. М., 2004.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.

Пренатальная диагностика наследственных и врожденных болезней. Под ред. Э.К. Айламазяна, В.С. Баранова. М., 2006.

Семья в постатеистическом обществе. Сборник статей. Киев, 2003.

Синдром Дауна. Под ред. Ю.И. Барашнева. М., 2007.

Экстракорпоральное оплодотворение и его новые направления в лечении женского и мужского бесплодия. Под ред. В.И. Кулакова, Б.В. Леонова. М., 2004.
Балашов Н., протоиерей. Репродуктивные технологии: дар или искушение? / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.

Брек И., протопресвитер. Священный дар жизни. М., 2004

Герасименко Н.Ф. Полное собрание федеральных законов об охране здоровья граждан. М., 2005.

Городецкий С.И. Стволовые клетки — дар или несчастье? / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 2. М., 2006.
Кэмпбелл А., Джиллетт Г., Джонс Г. Медицинская этика. М., 2004.

Курило Л.Ф. Репродуктивные технологии и технологии получения эмбриональных стволовых клеток человека как отрасль медицины / Православие и проблемы биоэтики. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике. Вып. 1. М., 2001.

Ридли М. Геном: автобиография вида в 23 главах. М., 2008.

Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002.

Силуянова И.В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997.

Уиллке Д., Уиллке Б. Мы можем любить их обоих.

Хен Ю.В. Евгенический проект: «pro» и «contra». М., 2003.

Элдер К., Брайан Д. Экстракорпоральное оплодотворение. М., 2008.
Harakas S.S. Contemporary moral issues. Facing the Orthodox Christian. Minneapolis, Minnesota. 1982.

Macalia D. The right to life. The orthodox Christian perspective on abortion. Regina Orthodox Press. 2001.

Mykitiuk R., Nisker Jeff. Assisted reproduction / The Cambridge Textbook of Bioethic. Cambridge University press. 2008

Engelhardt H.Tristram. The foundations of Christian bioethics. Swets & Zeitlinger Publishers b.v. Lisse. 2000.

Readings in biomedical ethics. A canadian focus. Ed. by Eike-Henner W. Kluge. University of Victoria, 1993.
СНОСКИ
1Mykitiuk R., Nisker Jeff. Там же. P. 114.

2Там же.

3Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002. С. 251.

4Элдер К., Брайан Д. Экстракорпоральное оплодотворение. М., 2008. С. 189.

5Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002. С. 250.

6Клонирование человека. Юнеско, 2004. С. 13.

* Автор ошибается.Святоотеческая письменность донесла до нашего времени и другие суждения о возникновении души.

* Традиционное название праздника — «Зачатие святыя праведныя Анны ,егда зачат Пресвятую Богородицу.

7Кэмпбелл А., Джиллетт Г., Джонс Г. Медицинская этика. М., 2004. С. 147.

8 Брек И., протопресвитер. Священный дар жизни. М., 2004. С. 161.

Автор: Иеромонах Димитрий Першин, руководитель информационно-издательского управления Синодального отдела по делам молодежи Московского Патриархата, клирик Крутицкого Патриаршего Подворья
Дата публикации: 17 мая 2010 года

В рубриках: Здоровье, Новости

3 комментария на статью «Экстракорпоральное оплодотворение и нравственные принципы»

admin пишет:
17.03.2011 в 0:23

Редакция сайта не во всем согласна с мнением автора. Но проблема бесплодия сейчас касается очень многих потенциальных родителей. Рассмотренные вопросы волнуют многих — насколько допустимо прибегать к искусственному оплодотворению, если есть проблемы с зачатием ребенка. Подробное и профессиональное рассмотрение этой темы позволит родителям самим оценить — подходит ли им тот или иной метод и есть ли в нем необходимость.

Ответить

Вика пишет:
08.11.2011 в 20:50

Не вижу в ЭКО ничего неэтичного и противоестественного. Каждый человек имеет право на радость иметь ребенка.
Может нам повезло, но когда с женой были на ЭКО, то встречали очень человечных и совестливых врачей (были в Киевском ин-те Генетики репродукции на Зоологической 3д). Это профессионалы и люди с большой буквы.

Ответить

оксана. пишет:
26.12.2012 в 10:22

а почему в светском государстве указывают верующие.если для них это неприемлемо-пусть не пользуются,я уважаю их выбор.я атеистка.свободу совести никто не отмменял.не надо тормозить научный прогресс и развитие медицины.пусть уважают выбор других!

Ответить

 

Оставьте комментарий